Много мутной воды

Задам вам простой вопрос. Что в повседневной жизни нужнее омичу: ведро чистой воды или бочка помоев? Лично мне важнее иметь чистую пригодную для использования воду в достаточном количестве. А вот чиновникам от водных ресурсов важнее иметь побольше грязной, гнилой, вонючей воды. Да-да, именно это они хотят сотворить для Омска строительством Красногорского гидроузла (в просторечье — плотины). Про то, что Омск не испытывает сложностей в объёмах воды уже написаны сотни статей. С этим не спорили практически все эксперты, даже руководитель водной службы нашей области. Но вот именно он на очередной встрече с народом заявил, что плотину надо достраивать. На мой вопрос — а зачем Омску столько много плохой воды (причём больше её будет только пару-тройку недель в летние месяцы), вразумительного ответа я не получил, за исключением утверждения: Надо! Кому надо, зачем надо, да и надо ли… Я не знаю и понять не могу. Хотя предполагаю, что в данном случае всем правит бабло, особенно ценное в период всеобщего безденежья и кризиса.

Как же обстоят дела с Иртышом на самом деле? Сформулирую коротко, так как подробнее можно посмотреть более ранние материалы, накопившиеся уже за десять лет споров и сводный пост на БК55.

Итак, в результате того, что Иртыш — зарегулированная река (плотины в Казахстане регулируют сток), её водность практически определяется нашими соседями. Началось это давно — более полувека назад. Казахстан имеет соглашение с Россией и обеспечивает тот объём, о котором договорились. Помимо этого, долгие годы в Омске преступным образом добывался песок из русла в огромном количестве, что привело к понижению уровня русла. То есть воды осталось столько же, а уровень понизился. Что надо делать в такой ситуации? Прекратить добычу песка и восстановить русло. Была бы политическая воля, а технологии есть, и это не плотины. Но известный авторитетный гидростроитель, который долго руководил нашим регионом, решил под празднование 300-летия Омска получить большое финансирование под понятный проект: строительство плотины. Получить 30-40 миллиардов, как обещали нам на выборах 2007 года, не вышло, потому остались довольны тем, что пообещали 9 миллиардов, причём две-трети за счёт федерального бюджета.

Всё бы ничего, только проект плотины оказался хреновым, если не сказать опасным. То ли проектировщики неумехи попались (а это так и есть), то ли заказчик торопился и не проверил всё как надо (и это так и есть), то ли подрядчик лопухнулся и взялся за негодный проект, который пришлось переделывать и доделывать (на чём, в том числе, и погорел всемогущий Мостовик), но плотину так и не сделали, вреда реке не нанесли.

Я всегда выступал против плотины, потому искренне радовался этому «недострою», так как ущерб от неё в будущем значительно превышает значимость для региона тех нескольких освоенных миллиардов. И главная опасность не в том, что судоходства не будет (а это так, потому что флот отказывается каждый раз проводить суда через опасные и дорогие шлюзы), и не в том, что потратят миллиарды рублей, а потом ещё десятки и сотни миллионов на поддержание сооружения в рабочем состоянии, и даже не в том, что повысится и без того высокий уровень подземных вод в Омске, особенно на левом берегу в новых районах, а в том, что речка перестанет быть чистой и безопасной. Из-за снижения скорости течения в летние месяцы возможно цветение водоёма и его загнивания (особенно в акватории Оми на территории Омска, как уже бывало в истории). Кроме того, из-за сооружений произойдёт изменение русловых процессов, а как поведёт себя землерой (перевод названия реки Иртыш на русский язык) никому неизвестно, так как моделирование не проводилось. А повести он себя может очень своеобразно, изменить русло и разрушить то, что находится возле плотины. А там и причалы Нефтезавода и населённые пункты, и пруды накопители сточных вод… Вот такая бомба замедленного действия готовится нам за федеральные деньги.

Что делать в данной ситуации? Выход прост: не строить больше ничего в русле реки. Благо, что подрядчик был грамотный и не полез в основное русло, ограничившись закапыванием денег в протоку, которая уже была нерабочая, да в остров, который был уменьшен и разрезан. Русло так и не перегораживали, следовательно то, что наваяли за несколько миллиардов, постепенно замоется рекой и всё останется как прежде.

Конечно, во избежании уменьшения стока, надо договариваться с Казахстаном о режиме работы водохранилищ. Это нормальный процесс, тем более наш сосед следует международным договорам и правилам о совместном использовании трансграничных рек, потому не станет создавать нам угрозы.

PS
К сожалению, многие эксперты, которые принципиально были против этого проекта долгое время, постепенно сдавались, говоря, глядя то в сторону, то в пол, что может быть нужна плотина, что иного выхода нет… Грустно это, когда люди, понимая, какая угроза для реки создаётся,  жертвуют своим мнением во имя… Не знаю, что на них действует и разбираться не буду. Пусть это останется на их совести. Пока же, кроме меня, активно в информационном пространстве выступает Василий Аникеевич Фисенко (гидротехник, ныне пенсионер) и ещё несколько человек. Спасибо им. Но достаточно ли этого?

Оригинал БК55

Поделиться